December 22nd, 2009

эскиз

Ария трех поросят

 

В  глазах волков  печать греха.
О, как она нас разделяет!
Мой брат Ниф-Ниф  не понимает,
Что стены старая труха. 

Волк по осенним мягким тропкам
Идет, не думая,  куда,
По лужам, хлюпает вода…
Волк был всегда совсем не робким. 

Когда  он  к дому подойдет,
Нуф-Нуф, его ты не услышишь.
И только дождь стучит по крыше,
Но кто   сегодня волка ждет?
Кто сегодня ждет...? 

В твоих глазах опять упрек.
Как ты меня не понимаешь!
И дом из старых пней ваяешь.
Я, как и прежде,  одинок. 

И по прошествии сезона
Не сохраню своей мечты
Построить домик из бетона,
И ров прорыть на три версты. 

Мой дом казался нерушим,
И не боялся я угрозы,
В саду развел лопух и розы.
А Волк проник в ночной тиши. 

И хоть есть братья у меня,
И их дома намного круче,
Их научили строить лучше,
Но примет ли меня родня? 

Когда Волк к дому подойдет
Боюсь, его я не услышу.
Ведь дождь течет сквозь дыры в крыше,
Меня от страха затрясет.
Уже трясет.

Жирафа

(no subject)

Мало ли резвится
Поросят на свете?
Перед зверем, птицей
Муза не в ответе.

А напев случайный
Про троих бездомных
Разболтает тайну,
Но кому? На что мне?

И какая малость
От бедняг осталась,-
Над щетинкой жалость,
Глупо сердце сжалось.

Да ещё привычка
Говорить с собою,
Волчья перекличка
Голода с судьбою.
затылок

***

(оригинал)

Из леса вышел серый волк
С прогулочным ружьем.
Как будто в цирк,
Как будто в парк,
Но думал о своем.

Он шел за тридевять полей,
Твердя лишь мысль одну:
"Наф-Наф, Ниф-Ниф,
Нуф-Нуф, Наф-Наф,
Наф-Наф, Ниф-Ниф, Нуф-Нуф".

И вот, уже в конце зимы,
Он к дому подошел,
И дунул раз,
Потом другой,
Да так, что треск пошел...

С тех пор прошли года, века,
Сменилась мира суть,
Но дом стоит,
И волк стоит,
И продолжает дуть.
Фигнестрадание
  • fryusha

Отрывок из поэмы.

В. Маяковский. Облако в штанах. Оригинал: http://az.lib.ru/m/majakowskij_w_w/text_0060.shtml

Вылезу,
грязный от ночёвок в чащобе.
Их - трое,
а я - один.
Пялятся
жирные
в праведной злобе.
- Послушайте,
господин Свин!
Почему
вашу свинскую ипотеку
строите башнею
в день вчерашний,
а волку,
как последнему человеку,
рушите кирпичи на пашни?
Боров -
домищи по всей Рублёвке.
Хряк -
попы славословят храмы.
Свин -
голодная мама волка
домработницей
мыла рамы.
Выну
нож из-за голенища,
вилку, ложку -
кладу с прибором.
Отче наш,
даждь нам пищу! -
трепещите -
пищите хором.
Хотите -
отходную
сыграю точненько?
Я сегодня
удивительно добр.
Давайте сюда
флейту позвоночника,
струны жил,
ксилофон рёбр!..

upd. по совету Клео и Лема в коментах.
2009

К АВТОРАМ СООБЩЕСТВА

Дорогие авторы!

Смотрители просят вас - если вам не трудно - снабжать очередные записи ссылками на интернетные публикации Ваших "первоисточников" (если таковые имеются) по следующему формату:

<a href="АДРЕС СТРАНИЦЫ">автор и название оригинала</a>

Посмотрите, как такая ссылка выглядит в одной из записей:
http://tarnegolet.livejournal.com/245321.html

С этими ссылками нашим читателям будет намного удобнее, да и ваши тексты будут смотреться "выигрышнее".
А если вы ещё и в уже выложенные ранее записи вставите такие ссылки - будет совсем хорошо.
шляпа

М. Цветаева. Послание от Ниф-Нифа

оригинал: Кавалер де Грие, напрасно

Ваша Светлость де Волк, напрасно
Вы мечтаете ежечасно
Лишь о ярко-красной прекрасной
Твёрдой «краковской» колбасе.
На тарелках едой скоромной
Возлежим мы томно и скромно,
Дольше ужина нас не помнят –
И она – такая ж, как все.

Принесут нас горой на блюде,
В пищевом мы сольёмся блуде,
Пусть же постники нас осудят,
Все диеты на свете – тлен.
Пусть недолго и в одночасье
Ощутим мы восторг и счастье,
Изъявляя при сём согласье...
- Страстно любящий вас – N.-N.
2009

А.А.Блок. Свиньи

Источник:
А.А.Блок. Скифы

Мильоны - вас. Нас - три. Нас - только три.
И вы зовёте нас скотами.
Да, свиньи мы - что тут ни говори -
С короткими и жалкими хвостами.

Мы для людей - всегда мясной запас;
Мы, как послушные холопы,
Копили жир (для прокормленья вас) -
От пятачка до попы!

Сожрать нас хочет старый волк давно,
Есть у него на то причины,
И вам узнать однажды суждено,
Что нет в продаже буженины!

Да, срок настал. К нам волк идёт сюда,
Расправу страшную затеяв.
И вскорости не будет и следа
От наших ножек и филеев!

О, старый волк! Пока ты нас не съел,
Пока таишься у порога,
Остановись. Уйди, покуда цел.
К нам от людей придёт подмога!

Мы - это плоть. И вкус её, и цвет,
И запах запечённой плоти
Вам ведомы. А есть ещё скелет!
Ну что? Неужто не придёте?

Придите к нам! Вы нас спасти должны!
Придите к нам скорее, братцы!
Вон, волчьи зубы из лесу видны...
Вам - знайте - может не достаться!

А если нет - нам нечего терять,
Мы с волком заведём знакомство!
Века, века вас будет проклинать
Больное тощее потомство!

Да, сами мы - отныне вам не жир,
Отныне мы для вас не мясо.
Уж лучше волк - пускай он сер и сир,
Зато - других достоинств масса.

Мы волка не попробуем обжечь,
Не попытаемся ошпарить;
Пускай, пускай он топит нашу печь,
Чтоб мясо поскорей зажарить!...

Придёте вы - и мы накормим вас.
Иначе - сами виноваты.
Мы вас теперь зовём в последий раз.
Спасите!
---
Ваши поросята.
retro
  • ami_spb

Иосиф Бродский. Письма Наф-Нафа дяде (почти из Марциала)

Источник:
Иосиф Бродский. Письма римскому другу

Нынче ветрено и волны бьют без толка.
Скоро осень, все изменится в округе.
Смена красок этих нам напоминает Волка
да и зубы страшные его подруги.
Страхи тешат до известного предела,
но напоминают неизбежность тлена.
И окажешься одной душой вне тела...
а понравится ли нам такая смена?
___
Посылаю тебе, дядюшка, приветы
И от братьев, что решили не бояться.
Как столица? Как ваш Волк, и чем он занят?
Вам, небось, ночами тоже зубы снятся?
Я сижу в своем дому, а он из камня.
Нет ни братьев, ни друзей, ни даже Волка.
Но о Волке и о братьях постоянно помню:
на соломе им так боязно и колко.
___
Там они решили, что для Волка
может быть соломинка преградой.
Я их звал к себе, да вот без толку,
но, конечно, прибегут - как будет надо.
Сколько раз им сказано, глупышкам,
Что от Волка не спасет солома.
Но что им сказал, что глупым мышкам.
Втолковать им можно что-то, разве с ломом.
___
Пусть и вправду, дядя, курица не птица,
но с куриными мозгами схватишь горя.
Если выпало в лесу тебе родиться,
лучше жить в глухой провинции у моря.
Здесь и Волки сытые на юге.
Меньше можно трусить и бояться.
А у вас зимою воют вьюги,
Да и волчьи стаи чаще снятся.
пабурофу-но ину
  • takca

(no subject)

сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд,
и руки особенно тонки, колени обняв.
послушай, далеко-далеко, на озере чад,
изысканный бродит наф-наф.

он так грациозен, но тянется, все же, к земле.
под шкурою жесткой найти я, не медля, смогу:
корейку, грудинку, голяшку, пашину, филе...
а будут: рассольник, котлета, шашлык и рагу.

ты помнишь ниф-нифа? на прошлый четверг эскалоп,
а к завтраку яйца, и тосты, и нежный бекон.
в обед были борщ, буженина, брусничный сироп.
ты после туман выходила вдыхать на балкон.

а праздник ты помнишь? серебряным блюдом объят,
нуф-нуф возлежал в окруженьи изысканных трав.
ты плачешь, волчица? не стоит. на озере чад
пока еще бродит наф-наф.

====
благодарности:
николаю гумилеву за вдохновение (http://www.stihi-rus.ru/1/gumilev/5.htm).
википедии за технические подробности.
Фигнестрадание
  • fryusha

Оптимисты.

(просто так, вне классики)


- Не бойтесь, братья, - говорит Ниф-Ниф, -

Нет кризиса: он лопнул на юани,

И нет волков – ведь обещал я ране:

Что их покроет наш акредитиф!

 

И машет кепкой радостно Нуф-Нуф:

- Нам дом не нужен: отгоняем тучи!

Пусть мёрзнет волк за чащею дремучей,

В безрадостных сугробах утонуф!

 

Наф-Наф сопит и жрёт пирамидон.

Он слышал, будто дом британца – крепость.

Брать визу – это долгая нелепость,

Но как иначе смыться за кордон?

 

Закон природы – он такое зло!

И с санитаром им не повезло.

зонт

Р. Стивенсон. Свекольная ботвинья.

первоисточник здесь.

свекольная ботвинья забыта, плачь - не плачь,
она борща сытнее, вкуснее всех гаспач.
в котле её варили и ели все втроём
малютки-поросята в родном дому своём.
пришёл волчина серый, чтоб слопать поросят,
прогнал он бедных свинок, а свинки голосят,
что на свекольном поле разрушил волк один
хибару из соломы, избу из хворостин.
лета уже не стало, свёкла созрела вся,
время варить ботвинью - знает и порося.
в своём домишке тесном, зато из прочных глыб
малютки-поросята сварить её могли б,
но к дому волк приплёлся неспешною трусцой,
слегка на стену дунул, пока ещё с ленцой,
потом глядит угрюмо: опять скоты втроём
затеяли ботвинью, немаленький объём.
волк воет с голодухи: сожру я всех троих,
последних поросяток, оставшихся в живых.
стучался волк ужасный, рычал, как дикий зверь,
но маленькие свиньи не отпирали дверь.
волк посильнее дунул, дул до соплей, до слёз,
но ничего не вышло, дом он дутьём не снёс.
внутренний голос раздался: слушай-ка, серый волк,
влезь по стене на крышу - может быть, выйдет толк?
времени волку не жалко, решил испытать судьбу,
быстро залез на крышу, прыгнул в печную трубу...
внутренний волчий голос кое-чего не учёл:
внизу на огне с ботвиньей кипящей стоял котёл.
листья над волком сомкнулись, замер последний вой
и хором три поросёнка ответ провизжали свой:
нам серый волк не страшен, он глуп, он груб и туп.
да здравствует ботвинья, свекольный вкусный суп!