January 12th, 2010

ШАГАЛ

Джон Волчий Хвост

 

Трех поросят разгневал он
И приговор был прост:
Повинен смерти серый Джон
Пушистый Волчий Хвост.

Воздвигнут каждым был донжон,
(Коварству есть предел?!)
Чтоб, руша их, бедняга Джон
С натуги околел.

Но он поверг их башни в прах,
Подув, что было сил,
А сам при том врагам на страх
Дыхания не сбил.

Все так же буен и упрям
В мороз и в летний зной
Грозит он зубьями врагам,
Качая головой.

Но снова стало холодать -
Зима недалека.
И тут-то недруги опять
Взялись за старика.

Задумали его сварить,
А после съесть бульон.
"Меня так просто не убить!",-
Смеется старый Джон.

Бушует кипяток в котле,
Под крышкою бурлит,
А Хвост танцует на столе
И души веселит.

Он мысли делает ясней,
Прогнавши рой забот.
Его рисует сам Дисней
И Михалков поёт...

Так пусть же до конца времен
Гремит заздравный тост:
Да будет вечно славен Джон
Пушистый Волчий Хвост!



http://www.politika.su/lit/burns/jyachm.html
ШАГАЛ

***


Волк ты мой ледащий, хвост заледенелый,
Что стоишь нагнувшись под метелью белой?

Или что увидел? Или что услышал?
Ведь не зря в деревню погулять ты вышел.

Видимо, почуял, не сходя с дороги,
Что по ней ходили поросячьи ноги.

Там стоит их домик, там еще избушка...
Эскалоп вкусней, чем  в шушуне старушка.

Ты себе казался хищником отважным,
Санитаром леса, тигром не бумажным.

И, утратив скромность, одуревши в доску,
Чтоб залезть на крышу, нагибал березку.

http://feb-web.ru/feb/esenin/texts/e74/e74-233-.htm

snusmumrik

Михаил Щербаков

Какой афронт – знать с самого начала все,
Жрать с самого начала плоть,
Быть более ничем как волком -
Люпусом люпусам иным,
По сторонам принюхаться, учуять
Запах, сладостный, как гибель  -
Студень, сало, эскалоп!
А впрочем, что ж! Домишки поросячьи
Как на заказ построены, возьмем хоть
Этот или же вон тот –
Как поглядеть - я разницы не вижу – 
Дуть, на молоке обжегшись,
На хворост или на скирду, -
Все это - прах: взлетит в одно мгновенье,
Ветер разметет его в пространстве,
Время же не соберет:
Оно свинью подложит непременно -
Прочь умчится поросенок,
Розовый или голубой.
А дальше стоп.  А дальше, извини, стена:
Брандмауэр с одним окном,
В котором шевелится некий
Каменщик, именем Наф-Наф.
Кладя внахлест ряд к ряду на цементный клей,
Он ладит кирпичи в проем,
Заделывая сей последний, весело, словно говоря:
«А ну не ныть! Волк серый не страшней
Чем серы смрадное дыханье,
Пламя жгучим языком
Котел колеблет строго под трубой, и
Кипяток  уже клокочет. Цигель, цигель… абгемахт!»

Оригинал тут